«Семь песен о Боге» 18.11.2012

«Семь песен о Боге»

«Мосты между светской и церковной культурой сохранились. Их не смогли сломать даже все эти опыты над Россией, проводившиеся в течение 70 лет», – объяснил газете ВЗГЛЯД иеромонах Димитрий (Першин), комментируя предстоящую премьеру оратории «Семь песен о Боге». Она состоит из песен Бориса Гребенщикова в новом музыкальном прочтении композитора Андрея Микиты.

20 сентября в Большом зале Московской консерватории состоится премьера оратории «Семь песен о Боге», в основе которой – известные композиции Бориса Гребенщикова: «Господу видней», «Обещанный день», «Серебро Господа моего», «Еще один раз», «Сокол», «Дубровский», «День радости». Автор новой музыкальной интерпретации – композитор Андрей Микита. В исполнении оратории примут участие Патриарший хор храма Христа Спасителя, Московский синодальный хор и афонский хор «Филафонитэ», а также Российский национальный оркестр. О том, что значит этот симбиоз жанров и как устроена взаимосвязь светской и духовной культуры, газете ВЗГЛЯД рассказал эксперт Синодального отдела по делам молодежи Московского патриархата иеромонах Димитрий (Першин).

ВЗГЛЯД: Соприкосновение рок-репертуара с областью духовной музыки, которое происходит благодаря появлению оратории на основе песен Бориса Гребенщикова, – редкий, уникальный случай, или же это событие встраивается в некий ряд?

Иеромонах Димитрий (Першин): Это нормальное явление в традиции европейской культуры. Перед нами синтез содержания и формы, относящихся к разным мирам. В XVIII веке примером подобного синтеза были канты. Положенные на музыку духовные стихи вмещали размышление над Евангелием или богослужением в популярный в те столетия музыкально-поэтический жанр.

ВЗГЛЯД: Оратория «Семь песен о Боге» представляет собой нечто похожее?

Д. П.: Думаю, да. Более того, взаимопроникновение этих измерений задает всё пространство культуры. Напомню, что, по мысли погибшего в годы гонений на Соловках русского философа и священника Павла Флоренского, культура произрастает из культа. И совершенно не случайно многие песни, например, Виктора Цоя, Юрия Шевчука или Вячеслава Бутусова говорят нам о Небе, которое ближе, чем кажется, но которому почти уже нет места в мире людей. Назову здесь только одну из самых горьких песен Цоя: «Нам с тобой» из предсмертного «Черного альбома».

В том послании, которое адресует нам в «Семи песнях о Боге» Борис Гребенщиков, мы слышим благовестие 1960–1980-х годов. Это радость человека, который, существуя в плоской идеологии советского материализма, вдруг обнаруживает в себе удивительное измерение. Ему открывается, что он не сводим к материи, клеткам и атомам, что в нем есть то, что мы называем душой. А если есть душа, то, значит, есть и Бог, потому что материальный космос не может дать человеку свободу, творчество, сознание, разум. Здесь начинает работать то самое шестое доказательство Канта, за которое его так хотел упечь на Соловки Иван Бездомный. Этим, действительно, невероятным открытием Гребенщиков и делится с нами, этому, думаю, и посвящена светлая сторона его творчества. Он поет о разнице между тем, что мы собой представляем, и тем, чем мы должны быть, вот почему нам есть куда идти. Человеку плохо в мире массового потребления – так же, как когда-то было плохо в системе тотального материализма. В диагностике этой внутренней боли песенное творчество Гребенщикова, Цоя, Шевчука, Бутусова, Кинчева, Калугина простирается до пределов библейского догмата о грехопадении, о котором свидетельствует Церковь. Так что здесь перед нами пространство диалога и взаимообогащения.

ВЗГЛЯД: Тем не менее одно дело – когда художник просто обращается к религиозной плоскости в своем творчестве, а другое – когда начинается формальное взаимодействие светской и духовной музыки, как в случае «Семи песен о Боге». Второе, по-моему, все же бывает в наше время нечасто.

Д. П.: Оратория и богослужение – разные вещи. Оратория все же не специфична для православной традиции. Это высокий и очень красивый жанр, но он пришел к нам из западной культуры, и это жанр светский. Другое дело, что до самого последнего времени он был немыслим без религиозного содержания.

ВЗГЛЯД: То есть к церковному, а не просто к религиозному контексту «Семь песен о Боге» принадлежат, видимо, лишь постольку, поскольку в исполнении участвуют церковные хоры?

Д. П.: Доброжелательное отношение Церкви к этому проекту говорит о том, что мосты между светской и церковной культурой сохранились. Их не смогли сломать даже все эти опыты над Россией, проводившиеся в течение 70 лет. Я еще не слышал оратории, но надеюсь, что Андрей Микита смог возвести песенные смыслы и мотивы на требуемую высоту.

Современный человек больше не может существовать в качестве молекулы, которая только потребляет и выделяет, и если хотя бы в рамках отдельного проекта удастся об этом сказать, уже будет хорошо. Хотел бы пояснить, что инициатива, приведшая к появлению «Семи песен о Боге», родилась из кавер-версии песни Гребенщикова «Сокол», которую исполняет Московский синодальный хор в проекте «Re. Аквариум». Исполнить песню «Сокол» хору предложила Анна Фирстова, а несколько месяцев спустя Андрей Микита решил эту идею развить и преобразовать в большое музыкальное произведение – композитор выбрал жанр оратории как наиболее выразительный и подходящий его замыслу. Алексей Пузаков, регент Московского синодального хора, поддержал Андрея Микиту, и им вдвоем удалось осуществить почти невозможное: написать ораторию за короткий срок, договориться о выступлении коллективов в Большом зале Консерватории, привезти на премьеру греческий хор со святой горы Афон.

Тем самым в исполнении «Семи песен о Боге» действительно участвуют церковные хоры. Но дело в том, что деление культуры на светскую и церковную вообще довольно странно. Правильнее говорить просто о культуре, о Культуре с большой буквы. И в противовес ей о бескультурье. Эту мысль в свое время замечательно сформулировал протоиерей Александр Мень; аналогичное мнение так или иначе высказывали и многие другие. В этом смысле и Андрей Рублев, и Тарковский в одинаковой степени представляют высокую культуру, и между ними нет никаких разрывов. Разрыв пытались искусственно создавать в течение минувших 80 лет.

vz.ru
Считаете ли Вы, что русское искусство должно быть глубоко патриотично, его корни должны лежать в русской культуре и русских традициях, должна быть освещено светом русской православной веры, а все, не вписывающиеся в данную парадигму, подобно творчеству Гребенщикова, Цоя, Шевчука, должно быть извержено из русской культуры и России?





  

К списку опросов

Возврат к списку

Новости

23.02.2018
США представят в Эстонии ракетную систему Patriot
Вооруженные силы США представят в пятницу в Таллине ракетную систему дальнего действия Patriot.
23.02.2018
Скончался дипломат Валентин Фалин
Бывший председатель правления Агентства печати «Новости" (АПН) и известный дипломат Валентин Фалин умер на 92-м году жизни.
23.02.2018
Вашингтон решил «дожать» Северную Корею
США приняли решение ввести новые масштабные санкции против КНДР. Об этом со ссылкой на собственные источники в Белом доме пишет Reuters.
Все новости
Слава России МАПО "Народная защита" Созидатель Русский Дом Русская народная линия КПРФ Справедлив­ая Россия Москва 3 Рим