Тайна политического непланирования

Тайна политического непланирования

Центральная тема — методология и технология политического планирования. Эта сфера деятельности напоминает айсберг: взору доступны лишь внешние проявления планирования в публичной политике — «белая сторона» выборных кампаний и «политическая навигация», позволяющая отрегулировать движение во времени и пространстве «политических звезд» разной величины и их спутников. При этом основная толща нерешенных, никем не решаемых и даже не осмысленных должным образом проблем, которые касаются жизни миллионов людей, остается почти не доступной как для широкой аудитории, независимой научной аналитики и экспертизы, так, зачастую, и для самих политиков.

Опыт последних десятилетий показывает: риски планирования и цена непланирования — тайна за семью печатями даже для тех, кто непосредственно включен в процесс прогнозирования и стратегического планирования. Поговорите с известными политиками, посмотрите в их глаза — убедитесь: они не лгут, они действительно не понимают, что же произошло с миром, страной и с ними самими, когда они превратились из обычных людей — умных и глупых, честных и бесчестных (у каждого свои дары) — в чьи-то политические планы и «ходячие проекты». А проектам не обязательно знать, кто их плодит и для чего их запускают. В этом и заключена тайна «предательства элит». Если рядовым гражданам и профессиональным аналитикам для преодоления барьеров, отделяющих непосвященных от политической кухни, недостает политической компетенции, т.е. «веса» и статуса в структурах власти, позволяющего принимать властные решения, а также доступа к инсайдерской информации, то политикам недостает иного — обычной профессиональной и, прежде всего, научной компетентности. Речь идет не столько о специальных познаниях и навыках исследовательской работы (дело наживное), не столько о наличии научных степеней и званий (товарные отношения давно проникли из политики в науку, перенасытив политический класс научными регалиями), сколько о духе свободы, без которого нет полноты университетской жизни, но без которого политическая вертикаль самого демократического общества обходится так же легко, как и тоталитарная власть.

Что же представляет собой деятельность, заменившая политическое планирование, которое требует сегодня, видимо, слишком большого мужества, бескорыстия и жертвенности, чтобы стать нормой? В наши дни именно политическое непланирование стало едва ли не важнейшей функцией государственных структур на всех этажах власти. Феномен политического непланирования никогда еще не приобретал в России столь высокого статуса, хотя о нем почти никто никогда и ничего не говорит.

Один из немногих известных теоретиков, попытавшихся осмыслить масштабы катастрофы по имени непланирование — А. Тоффлер. В книге «Шок будущего» он писал: «Мы слышим усиливающиеся призывы к антипланированию или непланированию. <...> Прославляется бесплановость. Утверждая, что планирование навязывает будущему ценности, антипланировщики упускают из виду тот факт, что непланирование тоже это делает, часто с гораздо худшими последствиями. <...> Хотим ли мы предотвратить шок будущего или контролировать численность населения, препятствовать загрязнению или ослабить гонку вооружений, мы не можем позволить, чтобы глобальные решения принимались невнимательно, неразумно, беспланово. Выпустить ситуацию из рук — значит совершить коллективное самоубийство».

В России непланированием не кичатся, поскольку народ еще помнит эпоху великого планового строительства, когда почти до основания разрушенная страна встала перед войной вровень с промышленными гигантами, а после великой и жертвенной войны восстановила и нарастила фантастический потенциал — промышленный и военный, научный и человеческий. Эта мощь позволяет нам и сегодня, после распада и демонтажа, держаться на плаву. Но опытные чиновники всех этажей власти хорошо понимают, сколь высоко ценится высокий профессионализм в деликатной сфере непланирования. Более того, никто не обменивается еще опытом в этом уникальном политическом искусстве, хотя высокие государственные награды исправно находят выдающихся мастеров, виртуозов непланирования.

Попробуем сделать если не полноценный портрет, то хотя бы рабочий эскиз политического (государственного) непланирования.

Во-первых, политическое непланирование — это особая форма политического планирования, которая заключается:

  • в целенаправленном (планомерном!) сужении и даже свертывании ряда неотъемлемых функций государства, что может быть как самоцелью, связанной с идеологической зависимостью новой генерации властей предержащих от идеологии рыночного фундаментализма — самой радикальной формы либерализма и по совместительству могильщика либерализма и свободомыслия, так и «идейным камуфляжем» интересов, не имеющих отношения к политическим идеологиям;
  • в неафишируемой и, как правило, далеко не бескорыстной поддержке (протекции) деструктивных тенденций, за которой скрывается либо лоббизм, либо организованная преступность, либо «обычная» (действительно, рядовая по нашим временам) вредительская деятельность, направленная на подрыв конкурентоспособности страны и ее безопасности;
  • в использовании скрытых форм внешнего управления (феномен «инопланирования»), в основе которого лежит конкретный план, не подлежащий обнародованию (иногда — до этапа его полной реализации).

Все эти характеристики могут присутствовать по отдельности или сочетаться в разных комбинациях.

Во-вторых, политическое непланирование с точки зрения мотивации — это сознательный и легко оправдываемый логикой постмодернизма, а потому модный, даже «современный» отказ от достижения социально значимых целей («больших рассказов») и от прогностической деятельности в целом. Сценарная прогностика вышла из употребления, поскольку рассчитана на то, чтобы выявить слабые звенья стратегического планирования. Она позволяет предвосхищать риски и оценивать степень ущерба для государства и общества, который несет в себе та или иная методология планирования. Оценивать «эффективность» или «неэффективность» политического непланирования, ставшего главным делом государственных органов, никто не обучен. Можно оценивать, к примеру, эффективность продаж, но крайне затруднительно — эффективность продажности...

Среди причин принципиального отказа от политического планирования (если не считать лукавой борьбы наследников партноменклатуры с «советским прошлым») следует особо выделить: коррумпированность госаппарата — сверху и донизу (спайка «верхов» с «социальным дном»); слабость, недоразвитость научно-аналитического обеспечения государственной политики (предмет особо тщательного контроля и «настройки»), а также известные конституционно-правовые пороки.

Распространение непланирования в современной России имеет лишь один «плюс»: в таких условиях собственно политическое планирование не приносит ощутимого вреда, что объясняется зачаточным состоянием тех сохранившихся или по необходимости восстановленных направлений и методов планирования, без которой не может обойтись даже самый либеральный или беззаботный политрук из высшего эшелона власти. К примеру, его рабочее время — и то требует начального планирования. В результате полной несовместимости политических систем и критериев нам не дано даже приблизительно сопоставить политических деятелей канувшего в Лету Советского Союза, которые допускали иногда грубейшие ошибки в области общего или отраслевого стратегического планирования и прогнозирования, и политиков-менеджеров новой формации. Последние подобных ошибок почти не совершают, справедливо полагая, что не дело менеджера что-то планировать (для этого есть соответствующие служебные подразделения), дело высокопоставленного менеджера — продавать или, как говорит современная политэкономия, оптимизировать рост прибыли. Менеджереальная революция, поднявшая этот слой над остальными, не обошла стороной ни одну сферу бизнеса, в том числе и политику. Но отдавая должное менеджерам в торговле, политике, науке и искусстве, не будем забывать, что политический менеджмент так же отличается от политики, как научный — от живой науки, а даже самая успешная торговля живописью — от живописи.

Русская народная линия

Считаете ли Вы, что политическое непланирование направленно на деструктуризацию государственной целостности России или это политика роста экономики, единственно возможная для современной экономики?





  

К списку опросов

Возврат к списку

Новости

17.08.2017
Стало известно о переговорах по продаже доли Роснефти китайцам
Доля в Роснефти может быть продана китайской энергетической компании CEFC (Хуасинь), о соответствующих переговорах сообщают западные СМИ.
17.08.2017
Тем, кто хочет спасти капитализм, следует помнить об уроках Русской революции
В этом году исполняется сто лет Русской революции и десять лет с начала глобального финансового кризиса. Перед нами два юбилея, у которых больше общего, чем может показаться на первый взгляд.
17.08.2017
Китай вновь стал крупнейшим держателем трежерис США
Китай вернул себе статус крупнейшего иностранного держателя казначейских облигаций США, увеличив вложения в эти бумаги пятый месяц подряд, сообщает Bloomberg.
Все новости
Слава России МАПО "Народная защита" Созидатель Русский Дом Русская народная линия КПРФ Справедлив­ая Россия Москва 3 Рим