Как Сталин Троцкого переиграл. Конец левой оппозиции 08.04.2013

Как Сталин Троцкого переиграл. Конец левой оппозиции

Со 2 по 19 декабря 1927 года в Москве проходил XV съезд Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Делегаты, в составе 1669 человек, приняли ряд важнейших решений, касающихся дальнейшего развития страны. Так, были составлены директивы по первому пятилетнему плану развития народного хозяйства. Кроме этого, делегаты приняли решение о коллективизации на селе. На съезде была окончательно разгромлена т. н. «левая оппозиция» (другое название – «троцкистско-зиновьевский антипартийный блок»), включавшая в себя разные группировки, основу которых составляли сторонники Льва Троцкого, Григория Зиновьева и Льва Каменева.

«Исключительный» форум

Оппозиционеров обвинили в том, что они попытались создать нечто вроде особой партии. В Политическом отчёте ЦК генеральный секретарь Иосиф Сталин охарактеризовал сложившуюся ситуацию следующим образом: «Вы спросите, в чем же, в конце концов, состоят разногласия между партией и оппозицией, по каким вопросам проходят эти разногласия? По всем вопросам, товарищи. (Голоса: «Правильно!») Недавно я читал заявление одного беспартийного рабочего в Москве, который вступает или уже вступил в партию. Вот как он формулирует вопрос о разногласиях между партией и оппозицией: «Раньше мы искали, в чем разногласия между партией и оппозицией. А теперь уже не найдешь, в чем она согласна с партией. (Смех, аплодисменты.) Оппозиция против партии по всем вопросам, поэтому, если бы я был сторонником оппозиции, я не вступил бы в партию». (Смех, аплодисменты). Вот до чего метко и коротко вместе с тем умеют выражаться иногда рабочие. Я думаю, что это самая меткая и самая верная характеристика отношений оппозиции к партии, к ее идеологии, к ее программе, к ее тактике. Именно потому, что оппозиция расходится с партией по всем вопросам, именно поэтому оппозиция есть группа со своей идеологией, со своей программой, со своей тактикой, со своими организационными принципами. Все, что только необходимо для новой партии, все это имеется у оппозиции. Не хватает только «мелочи», не хватает силушки для этого. (Смех. Аплодисменты.)»

Организационные меры были приняты прямо на съезде - делегаты исключили из ВКП (б) участников левой оппозиции (75 «троцкистов-зиновьевцев»), подведя жирную черту под многолетней внутрипартийной борьбой, которая резко развела по разные стороны ведущих представителей «ленинской гвардии». Так что произошло, почему к оппозиционерам пришлось применить столь крутые меры? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к началу конфликта.

В борьбе за наследство Ильича

Фракционная борьба в партии вспыхивала постоянно, но в 1923 году ситуация резко обострилась. И здесь во многом сказалась болезнь Владимира Ленина, которая всколыхнула надежды лидеров, перед которыми открылась гипотетическая возможность занять его место «вождя мирового пролетариата». Начали сражение сами левые – собственно сторонники Л. Троцкого и т. н. «демократические централисты» (Андрей Бубнов и др.), выступающие за свободу всех групп и фракций. Они попытались огорошить партийные массы «письмом 46», в котором обрушились на «консервативный бюрократизм» руководства.

А партией и страной тогда руководил триумвират, состоящий из председателя Ленинградского исполкома и Исполкома Коминтерна Г. Зиновьева, председателя Московского исполкома Л. Каменева и генерального секретаря ЦК ВКП (б) И. Сталина.

Троцкий с готовностью поддержал оппозиционеров в своей статье «Новый курс». Ведь, по сути, речь зашла о смещении партийной верхушки под руководством самого «демона революции». Левые быстро завоевали популярность среди молодёжи (особенно, студенческой), умело используя присущий ей нонконформизм, помноженный на непрошедшую еще горячку революционных лет. Однако главной своей опорой они считали армию, которую, собственно говоря, и возглавлял наркомвоенмор и предреввоенсовета Троцкий. Впрочем, троцкисты занимали много ведущих постов в РККА – так её Политическим управлением руководил Владимир Антонов-Овсеенко, издавший особый циркуляр, в котором партийным армейским организациям предписывалось поддержать «новый курс» своего кумира. Еще дальше зашёл командующий Московским военным округом Николай Муралов, прямо предложивший использовать красноармейские части для смещения партийного руководства. При этом троцкисты пытались привлечь на свою сторону некоторых «нейтральных» военачальников – например, командующего Западным фронтом Михаила Тухачевского. В общем, запахло уже военным заговором, в который и грозила вылиться «внутрипартийная дискуссия».

В этих условиях партийное руководство предприняло кадровую контратаку, сняв с должностей ряд ведущих троцкистов (в частности, того же Антонова-Овсеенко). Но самое интересное происходило в области, как сейчас сказали бы, пиара и антипиара. Поссорившиеся вожди решили выяснить, кто из них «более матери истории ценен». Ну, и конечно же обратились к истории Октябрьского переворота (кстати, захват власти большевиками тогда назывался именно так, причём официально). Троцкому припомнили, что он стал большевиком за несколько месяцев до самого Октября, до этого же частенько выступал за соглашательство с меньшевиками. Разумеется, Троцкий не остался в долгу и резанул правду-матку о том, как вели себя Зиновьев и Каменев, выдавшие (в печати) Временному правительству ни много ни мало, а план вооруженного восстания.

Для широких партийных масс, слабо осведомлённых в истории, эти откровения вызвали нечто вроде шока. Они уже начинали привыкать к обоготворению своих вождей, и вдруг те стали выкладывать о себе такие ужасные вещи.

Само собой, авторитет их был существенно подорван.

Генсек собирает кадры

В наиболее выгодном положении здесь оказался Сталин, который почти не принял участия в войне компроматов. И правильно сделал, потому что и ему могли бы кое-что припомнить. Например, о том, как в марте 1917 года он выступал с «оборонческих» позиций, признавая возможность условной поддержки Временного правительства. Однако этого не произошло: «Сталин избежал серьезных ударов по своему авторитету. Проявленное им в ходе дискуссии сочетание твердости и умеренности лишь укрепило его престиж». (Юрий Емельянов «Троцкий. Мифы и личность»)

Итак, свой престиж будущий вождь СССР, а пока еще генсек, всё-таки сохранил. И не преминул использовать его в политической борьбе, опираясь на партийный аппарат. Особое внимание он уделил работе с секретарями губернских и уездных партийных организаций. Собственно, именно от них зависел состав делегаций на съезды ВКП (б), вот почему кропотливая работа с местными функционерами обеспечила в будущем сталинское большинство, сумевшее одолеть левых оппозиционеров.

Сталин собирал кадры, «затачивая» их под внутрипартийную борьбу. При этом он и его окружение действовали по принципу «на войне как на войне». Ну, а война требует разведки и контрразведки, вся важная информация сообщалась (и сверху вниз, и снизу вверх) в обстановке строжайшей секретности.

За этим следил особый орган — Секретный отдел ЦК. Но и региональные органы, которые Сталин хотел уподобить Центру, также имели свои секретные отделы.

Середина 20-х годов стала настоящим «золотым веком» партийной номенклатуры. В 1923—1927 годах численный состав республиканских ЦК, обкомов, горкомов и райкомов увеличился в два раза. Троцкистам и другим оппозиционерам левацкого толка был поставлен надёжный заслон, однако, укрепление партаппарата сопровождалось сращиванием его с государственными структурами. А это усиливало бюрократизм, ослабляло политическую работу в пользу сугубо директивного руководства. И надо сказать, что Сталин довольно рано заметил всю ненормальность складывающейся ситуации. Уже в июне 1924 года, на курсах секретарей уездных комитетов ВКП(б), он резко обрушился на тезис о «диктатуре партии», принятый тогда всеми лидерами. Генсек утверждал, что в стране существует не диктатура партии, а диктатура рабочего класса. А в декабре 1925 года в политическом отчете XIV съезду Сталин подчеркнул — партия «не тождественна с государством», а «Политбюро есть высший орган не государства, а партии». Это были первые, осторожные шаги на пути к ослаблению партократии. Ну, а после разгрома «левых» им была предпринята попытка партийной реформы. В декабре 1927 года, на пленуме ЦК, состоявшемся после XV съезда, он предложил ликвидировать пост генерального секретаря. Иосиф Виссарионович заявил следующее: «Если Ленин пришел к необходимости выдвинуть вопрос об учреждении института генсека, то я полагаю, что он руководствовался теми особыми условиями, которые у нас появились после X съезда, когда внутри партии создалась более или менее сильная и организованная оппозиция. Но теперь этих условий нет уже в партии, ибо оппозиция разбита наголову. Поэтому можно было бы пойти на отмену этого института...»

При этом Сталин предложил себя на должность председателя Совета народных комиссаров, ясно указывая на то, где должен находиться центр политического могущества. Однако участники пленума отказались поддержать Иосифа Виссарионовича.

Как Троцкий себя же перемудрил

Зиновьев и Каменев, с их отрицанием «национальной ограниченности» были намного ближе Троцкому, чем Сталин и редактор «Правды» Николай Бухарин, признававшие возможность строительства социализма в одной отдельно взятой стране. И, тем не менее, Лев Давидович на первых порах воздерживался от союза с этой двоицей. Он надеялся на то, что обе группировки ослабят друг друга, а он, в нужный момент, выступит как арбитр.

Возможно, Троцкий и пошёл бы на союз с Зиновьевым и Каменевым сразу, но больно уж в жутких «контрах» он находился с ними ранее. В 1924 году Зиновьев даже предлагал арестовать Троцкого, а уж требование исключить из партии «демона революции» было у него чуть ли не постоянным.

Сталин же считал нужным поддерживать имидж партийного либерала, возражая против репрессивных мер в отношении ненавистного ему Троцкого.

И последний, конечно, не мог не учитывать этого обстоятельства, делая из него неверные выводы о большей мягкости генсека. Любопытно, что во фракции Троцкого даже были сторонники союза с Иосифом Виссарионовичем – в частности, такой точки зрения придерживался Карл Радек. (В будущем он раскается в своём троцкизме и станет заведующим Бюро внешнеполитических связей ЦК, которое было чем-то вроде партийной разведки. Именно в этом качестве Радек приложил большие усилия для сближения с Германией в 1930-х годах.)

Троцкий сильно просчитался – без его поддержки Зиновьев и Каменев оказались в очень сложном положении и не смогли выдержать организационного напора Сталина. На XIV съезде ВКП (б), состоявшемся в 1925 году, против них выступили все делегации, кроме собственно ленинградской. В результате, лидеры «новой оппозиции» потеряли свои ведущие посты. И вот тут Троцкий понял, что арбитром ему стать не удастся. Он пошёл на сближение с Зиновьевым и Каменевым, которое закончилось созданием мощной левой коалиции. Она предложила свою программу сверхиндустриализации страны, предполагающую осуществление «большого скачка». Считается, что именно эту программу и реализовал Сталин, чьи разногласия с оппозицией касались якобы исключительно вопроса о власти. Однако сводить всё к борьбе за власть здесь не стоит, разногласия были именно существенными.

Левая оппозиция выступала, прежде всего, против «национальной ограниченности», ухода страны в «изоляцию». По мнению левых оппозиционеров, СССР должен был всемерно поддерживать революционное движение в других странах, но в то же время интегрироваться в систему мирового (капиталистического) хозяйства. Так, троцкистский план индустриализации предусматривал долгосрочный импорт западного оборудования (до 50 % всех мощностей), для чего предполагалось активно задействовать западные кредиты. Понятно, что это поставило бы СССР в зависимость от ведущих западных держав. При этом, поддержка революционного движения использовалась бы тем же самым Западом для давления на национальные элиты стран третьего мира и собственные «реакционно-националистические элементы». А вот сталинская индустриализация, напротив, сопровождалась постоянным и устойчивым сокращением импорта западной техники – при активнейшем использовании высокооплачиваемого труда иностранных специалистов. То есть, разница вполне очевидна, поэтому ставить на одну доску Сталина и его «левых» оппонентов нельзя ни в коем случае.

Получается, что левая оппозиция, несмотря на всю свою р-р-революционную фразеологию, работала на буржуазный Запад? Да, именно так и получается, если сопоставить многие, кстати, достаточно известные факты.

(В своё время автору этих строк приходилось писать о связях «демона революции» с западными демократиями) Вот, например, интереснейшее наблюдение, сделанное историком Николем Стариковым: «Оппозиция сталинскому курсу в разное время составляла разные программы. Объединяло их лишь одно: прими такую программу партия и от страны очень быстро ничего не останется. На словах звучит красиво, как например, знаменитая «платформа 83-х»… Сопоставляем даты, когда же написали троцкисты эту платформу? Оказывается, в мае 1927 года. А 27-го мая 1927 года Великобритания разорвала дипломатические отношения с СССР! Вы верите в такие случайности? Для нашего исследования важен и сам факт такого скорого разрыва отношений: в феврале 1924 году признали, в мае 1927 больше знать не хотят. Почему? Да потому, что победа Сталина над Троцким уже становилась явной и Великобритания не постеснялась отчетливо продемонстрировать свою позицию. Намек весьма прозрачный: возьмет верх сталинский курс окончательно - последствия будут для советской страны печальными». («Кто заставил Гитлера напасть на Сталина?»)

Объединенная левая оппозиция пошла в решительную атаку. Между тем время было уже безвозвратно потеряно. Сталин наладил прочный контроль над партийными структурами. А вездесущий Агитпроп промыл мозги партийной (да и беспартийной) «массе». Впрочем, и сама эта «масса» за годы НЭПа избавилась от революционной лихорадки и была уже ориентирована на мирное строительство.

Несостоявшаяся революция

Потерпев поражение на партийных выборах, троцкисты и другие левые оппозиционеры конечно же не смирились. Они стали готовиться к массовым акциям, для чего образовали параллельные парткомы, создали тайные типографии и разработали план демонстраций, приуроченных к 10-й годовщине Октябрьской революции. В распоряжении Троцкого были группы молодых активистов, готовых взять улицу под свой контроль. Был у него, впрочем, и «запасной бронепоезд» — группа лично преданных военных. Один из них, комдив Дмитрий Шмидт, незадолго до ноябрьских событий открыто пригрозил физической расправой генсеку Сталину.

Само собой, Сталин тоже подготовился к решающей схватке за власть. И он также сделал ставку на улицу и армию (свою роль сыграли и спецслужбы, но они все-таки не особенно выпячивали себя.) Молодые студенты-сталинисты были организованы в ударные бригады, которыми руководил технический секретарь Политбюро ЦК Георгий Маленков (любопытно, что он получил эту должность, не имея каких-то революционных заслуг — Сталин продвигал к власти новых людей.) Эти мобильные отряды врезались в толпу сторонников Троцкого, которые вышли на праздничную демонстрацию, и тем самым расстроили ряды «левых».

В то же самое время командующий Московским военным округом беспартийный военспец БорисШапошников вывел на улицы столицы броневики, чем блокировал возможную попытку выступления военных-троцкистов.

В день 7 ноября Троцкий разъезжал на авто по столице и обращался к демонстрантам. Он пытался выступить перед участниками демонстрации с балкона отеля «Националь», но ему устроили весьма брутальную обструкцию. Тщательно спланированный захват власти был сорван.

Дальнейшая судьба левой оппозиции была предрешена. Проиграв выборы и предвыборную бучу, она ожидала разгромного съезда партии.

stoletie.ru
Считаете ли Вы, что события, приведшие к разгрому троцкистской оппозиции в 1927 году можно экстраполировать в нынешнее время борьбы Кремля с либеральной оппозицией во власти, где есть четко выраженное блокирование вертикали власти В. В. Путина, подготовка к государственному перевороту и политический оппортунизм через НКО и партии, ставшие рупором Госдепартамента США, в этих условиях нынешнему руководству России следует активно создавать противодействие либералам кабинета министров, через укрепление своего авторитета во всех властных структурах, обществе и политических организациях, создавая противодействие либерально - демократической угрозе российского суверенитета?





  

К списку опросов

Возврат к списку

Новости

18.10.2017
Оставшийся без денег из-за приставов пенсионер попросил Путина купить ему гроб
Забайкальский пенсионер, у которого приставы сняли со счета всю пенсию, написал президенту России Владимиру Путину письмо с просьбой купить ему гроб, так как «в этой стране жить невозможно».
18.10.2017
Си Цзиньпин подчеркнул роль Октябрьской революции в России для Китая
Генсек ЦК Компартии Китая Си Цзиньпин выступил на 19-м съезде КПК в Пекине, рассказав о планах китайских властей на ближайшие пять лет, а также на периоды до 2035 года и 2050 года.
18.10.2017
Суд в Испании аннулировал каталонский закон о референдуме
Конституционный суд Испании аннулировал принятый каталонскими властями 6 сентября закон, предусматривавший проведение в этом регионе референдума о независимости, сообщает во вторник газета El Pais.
Все новости
Слава России МАПО "Народная защита" Созидатель Русский Дом Русская народная линия КПРФ Справедлив­ая Россия Москва 3 Рим